журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Александр Руснак. ... Потому что на карте Москвы её нет DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Роксолана Черноба. Слово редактора DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Portugal Contemporary Jewellery DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Анатолий Васильев. Слово к камню DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Маша Пойндер. Когда вода начинает закипать DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Диван Её Высочества DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Александр Захаров. Большой маленький мир DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Антонио Менегетти. Деиллюзионизм – о жизни между голубем и змеей DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Бумажный ЖЖ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #02 : Венский устроитель ­ Christoph Lieben Heads Wiener Сonzerthaus
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#02

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #02: Александр Руснак. ... Потому что на карте Москвы её нет

. . .  ПОТОМУ ЧТО НА КАРТЕ МОСКВЫ  ЕЁ НЕТ

АЛЕКСАНДР РУСНАК   

Роман «Мастер и Маргарита» был опубликован в конце 60-х годов (журнал «Москва», 1966, № 11, 1967, № 1). Практически, это года рождения московских подростков, отыскавших в своём городе адреса мест действия романа и связавших их в легендарный булгаковский маршрут 70-80-х годов. Многое было рассказано родителями, многое разведано у историков и старожилов, многое выдумано, но, так или иначе, эти адреса стали последней городской легендой Москвы.

Начнём с «нехорошей квартиры» в доме 302-бис по Садовой улице. Таких номеров на Кольце не было или, если быть точным, не было в момент создания этой легенды. До революции Садовое кольцо Москвы имело сквозную нумерацию, заканчивающуюся домами № 447 – № 448. Дом табачного короля, купца Ильи Давыдовича Пигита (нынешний адрес: Большая Садовая, дом 10), вошедший в легенду как «дом с нехорошей квартирой», значился, согласно адресной книге 1904 года, за номером 166. Возведенный в 1902-1903 годах первоначально как производственный корпус фабрики «Дукат», из-за запрещения городскими властями размещения табачного производства вблизи церкви, он был перестроен в доходный дом. Единственная в Москве церковь, освящённая во имя св. Ермолая, основанная в 1610 году патриархом Гермогеном, стояла на Большой Садовой улице, недалеко от нынешнего Зала имени Чайковского, построенного изначально как сцена театра Мейерхольда, на том месте, где сейчас разбит небольшой сквер между двумя огромными «сталинскими» домами. Снесли в 1932 году. До революции в этом доме квартировали художники, артисты, врачи. Здесь можно было встретить, как говорится, «пол-Москвы».

«Как-то на днях встречаю я приятеля и говорю ему: «Отчего не заходишь к нам? Вчера у нас была половина города». А он мне отвечает: «А я живу в другой половине!»
(«Мастер и Маргарита», глава 12)

На одной из лестничных площадок, на двери под табличкой «38», на гвозде висел клочок бумаги. На - небрежная надпись: «Товарищи воры! Не лезьте, пожалуйста, в мою квартиру, так как в ней нет ничего ценного. Иначе можно только зря сломать себе шею, если хозяин выйдет вам навстречу». И подпись - Якулов. Именно здесь, в мастерской театрального ника Георгия Якулова или, как его называли друзья, Жоржа Прекрасного, где было создано творческое объединение «Бубновый валет», познакомились Сергей Есенин и Айседора Дункан. «Дом Пигита» был действительно московским Домом, чьи гостеприимные двери не закрывались никогда. В этих квартирах и студиях постоянно проходили встречи и дружеские вечеринки людей, чьи имена украсили историю мировой культуры: Василий Качалов, Всеволод Мейерхольд, Александр Таиров, Андрей Белый, Алиса Коонен, Фёдор Сологуб, Анатолий Луначарский.…Много лет спустя, в момент создания легендарной булгаковской географии Москвы, подобные дома, а точнее, квартиры и мастерские, стали местом постоянного обитания «булгаковских путешественников 80-х». Позже, в 90-е, это стало называться словом «тусовка» и, к сожалению, и слово, и отношение обитателей уничтожило то пространство, которое для многих являлось продолжением, а иногда и началом потерянного Дома. Ни антураж, ни именитые персонажи не были главным составляющим этих, по определению тогдашних властей, «неформальных» квартир. Главным было желание выстроить собственное пространство со своими традициями, своим языком, а главное - с тем, что подтверждало бы реальность легенд, которыми жили эти ребята. Тогда вдруг вернулась давняя фраза о «рукопожатии через поколение», которая связала литературную историю, легенды и реальную жизнь.

…. Нужна ли была эта «вредная», но, слава Богу, понимаемая и принимаемая большинством родителей легенда?
Ответ - в романе:
« - Какой интересный город, не правда ли?
Азазелло шевельнулся и ответил почтительно: - Мессир, мне больше нравится Рим!
- Да, это дело вкуса, - ответил Воланд»

(«Мастер и Маргарита», глава 29)

В очерке «Вопрос о жилище» Булгаков открыто пишет: «Последние три года в Москве убедили меня, и совершенно определённо, в том, что москвичи утратили и самоё понятие слова «квартира» и словом этим наивно называют что попало».
Не «такой, как остальные», была и эта квартира, и этот подъезд для приходивших сюда подростков…

© DE I / DESILLUSIONIST №02.  

Понравился материал?