журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ПАРТИТУРЫ КАТАСТРОФ ЯНИ КРИСТУ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  РОКСОЛАНА ЧЕРНОБА. СЛОВО РЕДАКТОРА DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ВЛАСТЬ БОЖЕСТВЕННЫХ КОЛЕБАНИЙ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ПОЛУНИН. Кому нужны «дела», если не происходит чуда DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ЦЕНЫ VS ЦЕННОСТИ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ВИНСЕНТ ДЮРБАК. ЮВЕЛИРНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  BAROQUE GIRLS:  Deborah York, Lydia Teuscher, Anna Bonitatibus DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  Содержание номера 3 DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ДВЕ МОРАЛИ, НЕОБХОДИМЫЕ МУДРЕЦУ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ТОП7. ГЛАВНЫЕ ССЫЛКИ ВЕСНЫ 2006 ГОДА DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ВЕРНИТЕ ЖОЛДАКА DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ЛЮБОВЬ – СПАСЕНИЕ ДРУГ ДРУГА DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  ТАБЛЕТКА ДЛЯ ЛЮДОЕДА........ DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  МЕРЦАЮЩАЯ ТАЙНА БУДУЩЕГО DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #03 :  РОЯЛЬ-ХОЛЛ ПЕТРА АЙДУ
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#03

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #03:  ПОЛУНИН. Кому нужны «дела», если не происходит чуда

ПОЛУНИН Кому нужны «дела», если не происходит чуда

Текст и фото: Роксолана Черноба

Этой уходящей снежной зимой организованная толпа снеговиков перегородила Арбат у театра им. Вахтангова. Ничего не делая, одноглазые, безрукие, кривобокие толстяки, как пираты, установили на коротком отрезке улицы абсолютное безвластие. Патрульный милиционер рядом с ними превратился в исполнителя сценки из суперпопулярного шоу Славы Полунина. К сожалению, ненадолго. Любой праздник заканчивается для одних, но начинается для других. Волшебство хорошо там, где его не ждут, а волшебник должен отдохнуть и собраться с мыслями. DE I нашел главного клоуна планеты, изобретателя карнавалов, строителя корабля дураков Вячеслава Полунина в его тихой резиденции, над которой витает сладкая иллюзия – «ничегонеделание».

Где-то между Парижем и Диснейлендом (Франция)

DE I: Сколько надо работать клоуном, чтобы жить как Вы?

СП: Давайте начнем с «ничегонеделания». Рассуждая о «ничегонеделании», хочется сразу сказать, что оно требует неусыпного внимания и полной самоотдачи двадцать четыре часа в сутки. Потому что речь идет о творческом удовольствии, которое просто не хочется называть привычно усталым и безрадостным словом «работа», но которое возникает лишь в том случае, если ты вкалываешь. «Творческое ничегонеделание» противостоит нетворческому изнурительному труду не только по сути, но и по размеру оплаты – за первое чаще всего денег не платят, поэтому приходится прибегать ко второму. Впрочем, я достиг серьезных результатов на пути сближения одного и другого. Я всегда считал, что зарабатывать надо ровно столько, сколько хватало бы на удовлетворение самых насущных потребностей. В советские времена моим «Лицедеям» было достаточно работать за деньги пять дней в месяц, чтобы хватало на еду и одежду. Зато остальное время мы могли посвятить тому, что любим. Мы так и жили: десять дней работали для публики, а потом полтора месяца получали удовольствие для себя. Но не от праздности, а от творчества. Что такое отдых в буквальном смысле слова, я узнал после сорока пяти лет: до этого у меня не было ни одного выходного и ни одного отпуска. Но слово «работа» мне совсем перестало нравиться, и я всячески старался его подменить более приятными вещами. Потому что для меня очень важно, чтобы люди рядом со мной занимались любым делом с удовольствием, чтобы это занятие делало их счастливыми. Это самое важное.

DE I: А как же талант?

СП: Талант в человеке спрятан очень глубоко, он прикрывается стеснением или нахальством – чем угодно, только бы не открыться (смеется). И ты его еле-еле пытаешься выковырять из этой глубины. Главное – создать благоприятную атмосферу. Ведь при хорошей погоде грибы вырастают сами по себе. Когда ребята приходят ко мне учиться, я только через год начинаю с ними заниматься клоунадой. Целый год они красят стены, таскают вещи. Прежде всего ты должен стать нужным – это первый закон. Пока от тебя требуется только одно – чтобы без тебя никто не смог обойтись. Если каждые пять минут тебя кто-нибудь зовет, значит, ты здесь необходим.
Вот в институтах обучение совершенно неправильное: там тебя постоянно пытаются накормить, силой запихивают в тебя знания. Но надо, чтобы ученик сам все время ходил за тобой и просил, чтобы его покормили. Только в таком случае он понимает ценность того, что ты ему даешь. Все же остальные способы обучения – всего лишь расшвыривание пустоты. Внешняя видимость деятельности.

DE I: «Своего» человека можно почувствовать?

СП: Сразу этого не почувствуешь, сначала нужно предположить. Чтобы собрать свою ватагу, время от времени я устраиваю приемы: а ну, все ко мне в гости! Приходит сто человек, я выбираю пятерых, а концу года остается всего один. Если он продержался пару лет, я считаю, что это были очень успешные два года. Я собираю команду не из тех, кто обладает каким-то особым умением или знаниями, а из тех, кто умеет быть счастливым. На целом свете нет людей счастливее моих компаньонов. Это не значит, что в их жизни все как по маслу. Просто они умеют быть счастливыми от луча солнца, заглянувшего утром в окошко, оттого, что рядом друзья, оттого, что жизнь их наполнена творчеством… Из каждой нашей репетиции мы устраиваем праздник. Если процесс творчества, творения воспринимать как тяжелую работу, получается не творчество, а ерунда какая-то.
Творчество – это заразная вещь. Поэтому, когда я делаю что-то новое, то окружаю себя десятком творческих людей, пускай даже и не имеющих ко мне никакого отношения. Я просто создаю вокруг себя некую энергетическую систему, окружаю себя пространством творчества. Когда я нашел этот ключик, он открыл мне дверь в сказочную страну. В моей компании людей разных национальностей, из разных стран объединяет идея создания «счастливого пространства». Вот, например, художник Андрей Бартенев – он просто человек-праздник. Недавно он получил звание Академика Академии дураков, которым очень гордится. Звонишь ему и слышишь в трубке всегда радостный его голос: «Академик Бартенев слушает». Мои друзья такие с детства, только иногда жизнь их сверху придавливает, и они не всегда могут выплеснуть то, что хотят. Это особый талант! Я коллекционирую этих счастливых – выискиваю эти бриллианты по всему миру и собираю вокруг себя. Это мое богатство!

DE I: Значит, Вы оцениваете людей по тому, как они владеют «ничегонеделанием»?

СП: Как правило, человек сначала пытается доказать себе: я это могу! И ему кажется, что в этом и есть цель жизни. Потом он понимает, что он действительно все может и умеет, просто для этого нужно страшно вкалывать. Наконец, человек сознает, что самые главные моменты в его жизни были не те, когда он доказывал себе что-то, а когда, например, плыл на лодке и слушал пение птичек. Именно этот момент и был счастливым. В конце концов – меняется точка отсчета. Кто-то, конечно, привык все время истязать себя для достижения цели, но я добиваюсь всего праздником. В момент праздника человек находится в таком ажиотаже, что возникает некая турбулентность, позволяющая достигать не-обыкновенных высот.

DE I: Вам, наверное, безумно скучно читать контракты?

СП: Все наши деловые письма читаются очень смешно. Я помню, мы как-то договаривались о контракте на Бродвее, а потом решили: а ну его. И послали им письмо: картинка, на которой нарисовано два человека, у одного голова квадратная, а у другого – треугольная… И подпись: «Похоже, что мы никогда не сможем понять друг друга» (смеется). Наш импресарио, например, – самый большой дурак среди всех импресарио, самый сумасшедший, самый веселый, он может отморозить такую глупость, и в то же время он – потрясающе творческий человек. Мы выбрали его, потому что он в точности похож на нас. Он добивается больших результатов и делает это очень весело. Или вот: мы каждый год тратим кучу денег на снеговиков. Ну зачем, какой в этом смысл – ведь это не приносит никому никакой прибыли, но зато доставляет всем огромное удовольствие. У нас в команде все в той или иной степени клоуны. Дело не в профессии, а в людях. Мы просто находим похожих людей во всех сферах деятельности. А когда к нам приходят «дюже деловые» люди, я говорю им: я пошел спать.

DE I: Чего не хватает, чтобы реализовать Ваши идеи?

СП: Необходимо проявлять недюжинное упорство, чтобы добраться до удовольствия, чтобы достичь того, к чему стремишься. Чтобы «ничегонеделание» превратилось в картины, стихи, книги, спектакли. Необходимо сделать так, чтобы множество мельчайших необходимых элементов сошлись вместе, и тогда – хоть ты тресни – шоу все равно получится. Я стараюсь делать все возможное, чтобы приезжающие ко мне люди становились частью мира, где жизнь и игра слиты воедино. В моем доме есть комната «невесты», комната «бабушки», комната «дождя», комната «Щелкунчика», живя в которых, люди начинают существовать по их законам, становясь частью особого ритуала. Переживание себя вновь ребенком, новобрачным – это необходимые для человека ритуалы. Это красиво, это подобно утреннему туману, лежащему на реке за окном...

© DE I / DESILLUSIONIST №03.  

Понравился материал?