журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Контратенор Филипп Жарусский DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Оглавление Теодора. На чем держится мир? DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Кристиан Шоде: Я чувствовал себя дирижером. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Государственное достояние. Интервью с директором Музеев Кремля Еленой Гагариной. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Жизнь, смерть и судьба. Дидона и Эней Саши Вальц в Берлине DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Пьер Паоло Косс: Daimon из Эдема DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Сказки, рассказанные современными голландскими ювелирами DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : David Poston. Реинкарнация банки DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Между Богом и демонами. Борис Гребенщиков о генераторах любви. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #04 : Содержание номера
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#04

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #04: Жизнь, смерть и судьба. Дидона и Эней Саши Вальц в Берлине

САША ВАЛЬЦ  «Дидона и Эней»  Берлин

Текст:  Татьяна Истомина

Саша Вальц – звезда первой категории. Альтернативный немецкий хореограф заряжает энергией немецкую столицу. Здесь у нее собственная труппа, и здесь недавно состоялась премьера спектакля «Прилив и отлив», как всегда у Саши взвинтившая публику до предела. Сашу знают во всем мире, куда бы она ни приезжала с гастролями. Знают ее и в Москве, где она показывала свои проекты. Сегодня речь идет о недавнем творении Саши Вальц на сцене одного из старейших оперных театров мира – берлинской Штаатсопер на Унтер-ден-Линден.

Берлинский фестиваль Cadenza Barockstage из России почти не виден. Посвященный, как следует из названия, искусству барокко, он не из тех, что производят впечатление при чтении программы и списка исполнителей: ни эпоха, ни ее авторы, ни музыканты, погрузившиеся в эту область, для России не более чем эфемерные созвучия, которыми позволительно баловаться зажиточной буржуазии благополучных стран, когда уже перепробовано все. Ну какие ассоциации могут вызвать у широкой российской публики названия вроде «Коронации Поппеи» Монтеверди или «Дидоны и Энея» Перселла? В лучшем случае – музыкальные, связанные с эталонными записями, сделанными в далеких широтах, но никак не местные театральные. Эти оперы у нас не идут, а если вдруг кому-то и придет в голову безумная мысль их поставить, то о результате придется пожалеть всем: пока российский вариант барокко вызывает исключительно негативные воспоминания, вроде баритонов-теноров вместо сопранистов в героических партиях и вязкого оркестра с жирными струнными вместо ансамбля старинных инструментов, волшебно оживающих в руках музыкантов-солистов. Напротив, в Европе, уже пережившей бум барочной музыки, Монтеверди и Перселл стоят в списке актуальных авторов, которые нужны не только помешанным спецам, но и людям с нормальными наклонностями. В Европе барокко – не эзотерическая игра, а возможность серьезного театрального переживания, в чем убеждают спектакли, попавшие в топ-список событий последнего десятилетия: «Коронация Поппеи» (1998) и «Возвращение Улисса на родину» (1999) в постановке Дэвида Олдена, «Орфей» Ахима Фрайера (1999) – все три сочинения Монтеверди поставлены в Баварской опере; «Дидона и Эней» в постановке Марка Морриса (Английская национальная опера, 2001). Теперь, без сомнения, в этот список должен быть внесен и Берлин, где в Штаатсопер на Унтер-ден-Линден возник один из самых оригинальных спектаклей современного театра – «Дидона и Эней» Перселла в постановке Саши Вальц.

«Дидона и Эней» (1689) английского композитора Генри Перселла по поэме «Энеида» Вергилия – редкий шедевр и, пожалуй, самая трогательная история любви, рассказанная средствами оперы. Саша Вальц, знаменитый немецкий хореограф, дебютируя «Дидоной» как оперный постановщик, также создала шедевр. Возник он в соединении двух материков – старой изысканной партитуры, отреставрированной молодым итальянским музыкантом Аттильо Кремонези, которая под его руководством превосходно исполнена оркестром и хором Академии старой музыки Берлина, и действия, решенного средствами современного танца (компания Sasha Waltz & guests). Формально Саша Вальц пошла в том же направлении, что и американский хореограф Марк Моррис: опера Перселла поставлена как балет. Но смысловые различия огромны: Моррис, сам станцевавший Дидону, разделил спектакль на две автономные составляющие: пение (солисты в боковых ложах над сценой) и танец (солисты и кордебалет на сцене), ставший единственным языком действия, – движение выражало все, музыка превращалась в саунд-трек. У Саши Вальц музыка и танец – две равные силы, которые вырастают из одного дерева и сплетаются, как в античном театре. Саша Вальц сохранила за пением его привилегию, но сумела сделать так, чтобы движение рассказывало нечто большее – такое, без чего нельзя обойтись никак. ...
/ Полную версию статьи читайте в №04 журнала DE I /

© DE I / DESILLUSIONIST №04.  «ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И СУДЬБА»

Понравился материал?