журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : ART MOSCOW проверенная компания. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Felieke Van Der Leest. Два чувства DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Fine Art Fair. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Уэльский великан  Brin Terfel DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Интимный процесс c индустриальным размахом DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Penthesilea. Кровь DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : На переправе с Тонино Гуэррой. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Янковский о Янковском. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Norman Foster DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #05 : Carolin Carlson
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#05

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #05: Carolin Carlson

CAROLIN CARLSON

Текст: Михаил Фихтенгольц  
Фото: Роксолана Черноба  

Каролин Карлсон – богиня современного танца, сменившая множество обличий: в Париже она получила титул лучшей танцовщицы, великий радикал Рольф Либерман назвал ее лидером свободомыслия и пригласил ее возглавить группу театральных исследований Парижской оперы, где она создала легендарную серию из двадцати пяти балетов. Чуждая тщеславия, она один из самых достойных рыцарей Ордена Почетного Легиона. Каролин Карлсон достигла всего, о чем можно мечтать, но не сделала одного – не обзавелась домом с камином. Она поэт, художник и философ, уже более тридцати лет исповедует дзен-буддизм. В ее балетах ставятся самые важные вопросы о природе человеческого существования. Для нас Каролин – воплощение Женщины, мудрого сверхсущества, беседа с которым осуществление давней мечты DE I

DE I: Каждый человек раньше или позже находит свой архетип. Вы можете сказать, что архетип богини Инанны – это главный образ вашего духовного мира?

КАРОЛИН: Да. На самом деле это произошло после спектакля «Тигры в чайном домике». Кто-то дал мне книгу об Инанне. Это нечто невероятное! Она и соблазнительница, она и мать, и шлюха, и товарищ, и враг – в ней скрыто столько архетипов! В мире так много страданий, столько людей гибнет – и именно женщины всегда готовы протянуть руку помощи, проявить сострадание.
Несколько лет назад я наткнулась на книгу «Все, что вам нужно знать о женщинах». Вы открываете ее, а там ничего – 100 пустых страниц. Это потрясающе!

DE I: Вы разбираетесь в женских психотипах? Как можно овладеть этим знанием?

КАРОЛИН: У меня был свой сильнейший опыт, когда я создавал спектакль «Семь женщин»…

DE I: Почему именно с семью?

КАРОЛИН: Семь – мое любимое число. В человеке семь чакр, семь – священное число…
Прежде чем ставить спектакль, мы много разговаривали. Большое влияние на нас оказала книга Клариссы Пинколы Эстес «Женщины, которые бегут с волками». Она рассказывает о женщинах, которых жизнь оставляет за бортом. У нас была одна леди – очень высокая, крупная, удивительно яркая и необыкновенная женщина, итальянка по происхождению. Несмотря на свою полноту, она потрясающе импровизировала: очень грациозно медленно двигалась среди разбросанных по сцене подушек. Она излучала такую колоссальную эмоциональность, что ни у кого не возникал вопрос, кто пустил на сцену эту полную женщину: она красива, она танцует.
После этапа импровизаций мы устроили «Силиконовую долину»: все девушки оделись в футболки, взяли в руки огромные грейпфруты и стали экспериментировать с телесными трансформациями. Кто-то подложил грейпфруты на грудь, кто-то увеличил зад. Знаете, как американские женщины мечтают увеличить губы и грудь. Все это родилось в ходе общения и импровизации с танцорами. Этот были острые эмоциональные и физические ощущения. В какой-то момент одна женщина расплакалась на полу, очень трогательно, словно ребенок.
Я ведь затеяла этот эксперимент ради разговора о сострадании, о жизни и смерти, о том, что значит быть матерью. В конце занятий мы хлопали в ладоши, пели и разыгрывали женщин в разных состояниях: от менструации до менопаузы. Потом наши опыты стали спектаклем. Интересным и немного сумасшедшим. Спектакль начинался с выступления той полной соблазнительной леди – на итальянском, французском и английском она говорила о том, что есть женщина, какова ее природа.

DE I: Как вы выбираете тех людей, с которыми работаете?

КАРОЛИН: Я выбираю своих партнеров, как правило, интуитивно. Чувствую их возможности, черты характера – это еще один мой дар, который меня редко обманывает. Но я не обучаю мастерству, а просто открываю людям дверь. Конечно, бывает психологическая несовместимость. Человеку необходимо проработать со мной несколько месяцев, прежде чем он войдет в команду. Я не могу принять, когда человек говорит, что не может больше танцевать. Тогда я говорю «ОК» – и человек уходит. Я никогда не удерживаю. Любая компания – это множество разных эго: только опыт помогает наладить отношения. Удивительно, но в работе с теми семью женщинами у меня не было проблем.

DE I: С кем еще у вас не было проблем в работе?

КАРОЛИН: Начну с моего учителя, Элвина Николаи, я знаю его с 60-х, он удивительный, мне нравятся его эстетика, идеи. Я очень близка с Пиной Бауш, очень люблю ее саму и ее спектакли – и она любит мои. Я дружу со многими музыкантами, художниками и танцорами. Я очарована писателями и музыкантами, потому что они слушают…

DE I: Я уверена, что во время создания спектакля и во время путешествий вы получаете мистический опыт. У вас возникает ощущение, что вы можете контролировать пространство и время?

КАРОЛИН: Мы сами создаем пространство и время, нашу собственную реальность. Мы контролируем происходящее, силой мысли мы раздвигаем пространство. Я рада, что у меня есть возможность путешествовать, и я могу возвращаться в Японию снова и снова. Японцы – потрясающий народ, у них есть главное качество – сострадание к другим людям. Европейцы и американцы стали жить так быстро, что у них не осталось заботы о ближних. Их не заботят общечеловеческие проблемы, им наплевать друг на друга. Современные люди не хотят знать, какие они на самом деле.

DE I: Эзотерические практики сейчас очень модное явление. Когда вы увлеклись дзен-буддизмом? И как это изменило вас?

КАРОЛИН: Я была воспитана в лютеранской семье с сильными религиозными традициями. Но я их не понимала и не принимала до конца. В 60-е годы в Нью-Йорке для меня невероятным открытием стал буддизм. Буддизм – это великий закон. Все, что мы делаем в этой жизни, находит отражение в наших следующих воплощениях. Чем старше я становлюсь, тем сильнее мои кармические взаимоотношения с окружающими. Для меня эта философия имеет огромное значение, потому что ты несешь ответственность за свою жизнь.
Философия буддизма оказала сильное влияние на мое творчество, на мои стихи. Буддизм мне необходим для работы, особенно для спектакля «Тигры в чайном домике» – это своего рода кульминация моего пути.

DE I: У вас был опыт выхода из тела?

КАРОЛИН: Да, неоднократно. Сейчас не так часто, но раньше я это испытывала много раз. Я много медитирую и это становится частью спектаклей. Меня часто спрашивают, как воздействует танец. Я воспринимаю этот процесс так, что своим разумом, своей энергией мы затрагиваем нечто общее, даже саму Вселенную. И в этом сила буддизма. Мне не нужно никуда выходить, я нахожусь в помещении, концентрируюсь на сострадании к миру – и происходит подзарядка.
Я попадаю в другую реальность. В танце наш повседневный имидж исчезает: мы соприкасаемся с чем-то невидимым.

DE I: Вы планируете что-то на вашу следующую жизнь? Вы останетесь на этой планете?

КАРОЛИН: В следующей жизни мне хотелось бы играть на пианино, тогда я смогу сесть, поиграть и отдохнуть, хотя, честно говоря, не думаю, что получится. Хороший вопрос. Сказать по правде, не знаю, хочу ли я вернуться, потому что в жизни так много страданий. Думаю, мне придется вернуться, чтобы выучить свой урок до конца. Я бы хотела прийти назад художником более высокого уровня. Это не амбиции, я хочу достичь большего, потому что чувствую, что сила поэзии невероятна, она способна оказать влияние на большее количество людей.
В следующей жизни мне бы хотелось быть более спокойной, а в этой я неслась, как лошадь (смеется).

DE I: Какой культуре вы хотели бы принадлежать?

КАРОЛИН: Интересный вопрос… Может быть, монгольской. Мне нравятся люди оттуда. Я хочу быть частью всего мира. Почему я родилась в Калифорнии? Мои родители финны. Когда я приезжаю в Финляндию, я думаю: значит, нужно было, чтобы я родилась на берегу океана.

DE I: Через какие уроки вы хотели бы пройти? Может быть, любовь?

КАРОЛИН: Наверное, я должна больше работать над человеческими отношениями, ведь работа занимает так много времени в моей жизни. Мой муж номер один мне сказал: «Прости, но работа для тебя на первом месте». Я честно согласилась. Танец всегда был главным в моей жизни. Но я умею дружить, у меня очень хорошие отношения со всеми своими партнерами. Ни о чем не жалею, но, оглядываясь назад, думаю, что мне нужно было проявлять больше сострадания. Может быть, я смогу помочь людям, рассказывая, что произошло со мной.

DE I: Можете ли вы вспомнить момент, когда вы чувствовали, что находитесь на вершине своей силы, своей мощи?

КАРОЛИН: На сцене. Одиннадцать лет назад я ставила «Blue lady». Благодаря музыке, декорациям я чувствовала, что через меня передается какая-то информация, словно я медиум, что я – это не я, и поэтому наделена мощью целой Вселенной. Невероятно, но я так чувствовала. Думаю, что подобное переживают все большие артисты, музыканты. Послушайте, например, музыку Стравинского: через нее передается вся сила Вселенной. Я думаю, этой силой обладает каждый, кто сознательно стремится к духовному развитию.
Вот почему мне так нравится Тайцзи: вместо того, чтобы просто стоять вертикально, он летает между небом и землей, заставляет окружающий мир расшириться, сознание – измениться. Это также тот принцип, на который я ориентируюсь, выбирая людей к себе в команду: пытаюсь оценить степень экспрессии, на которую они способны.

DE I: Вы чувствуете внутреннюю борьбу между тем, что вы хотите, и тем, что эта сила побуждает вас делать?

КАРОЛИН: Да, очень трудную борьбу. За все надо платить. Мне требовались невероятные усилия, чтобы совместить семейную жизнь и творчество.
Иногда я конфликтую сама с собой: мое второе «Я» говорит, что весь мир живет по-другому и мне надо измениться. Второе «Я» не всегда уверено в той философии, которую я претворяю в жизнь. Но, думаю, редко кто может идти до конца и не сомневаться. Чем больше я медитирую, тем меньше меня раздирают подобные противоречия. Интуиция всегда права, но мы начинаем обращаться к доводам разума… Я думаю, правильнее следовать всегда первому порыву.

DE I: Вы счастливы?

КАРОЛИН: В 1999 году я была в Индии. Это замечательная страна, где у жителей прекрасные одухотворенные глаза. Там я познакомилась с одним медиумом. Он англичанин, но прожил в Индии полжизни и научился входить в транс. Я спросила его о своем будущем. Он сказал, лучшее у меня впереди. Я спросила, что он имеет в виду, так как моя жизнь тогда была потрясающая. Но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что он имел в виду. Сегодня у меня есть возможность помогать молодым – это более высокая ступень счастья.
 
----------------------------------------------------------------

Инанна – в переводе с шумерского «Владычица небес». По преданиям, своенравная Инанна – богиня-дева, выбрав в мужья божественного пастуха, стала покровительницей плодородия, но не потеряла интереса к плотской страсти и любовным спорам. Инанна – олицетворение могучих сил природы, которым неведомы понятия добра и зла. Считается, что, сменив имя на Иштар, она стала «образом и подобием» греческой богини любви Афродиты.

Тайцзи – исходная точка возникновения Вселенной в китайской космологии. Это одно из высших божеств, существовавших в Хаосе первоначальной жизненной энергии – еще до разделения неба и земли. Из небытия Тайцзи рождаются формы бытия – инь и ян.

© DE I / DESILLUSIONIST №05.  «CAROLIN CARLSON»

Понравился материал?