журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Мамонов. Потерпим, умрем, а там посмотрим DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Магия Зальцбурга DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Теодор Курентзис. Дирижер и его свита DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Куба в лучах заката DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Владимир Герасичев. Цзю  без  перчаток DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Хромченко  о  своем DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Слово редактора. Роксолана Черноба DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Шесть чувств DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Чужие мысли DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Философия Жозефа Наджа DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Тео Ангелопулос. приговор режиссерам
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#06

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #06: Магия Зальцбурга

МАГИЯ  ЗАЛЬЦБУРГА

Текст: Алексей Парин
Фото: Фриц Хасеке, Оскар Анратер

Зальцбургский фестиваль как символ райского блаженства. Почему всех так тянет в город моцартовских шариков? Здесь театр бежит по улицам и паркам.

Знаете, что такое райское блаженство? Сидеть в Зальцбурге на верхней террасе кафе «Томазелли», смакуя пить дивного вкуса «продолженный» кофе, медленно поедать нежащий нёбо яблочный штрудель, болтать обо всем на свете с друзьями и одним глазом наблюдать за пестрой толпой внизу. Я пятнадцатый год здесь, но мой интерес, кажется, не угаснет никогда, настолько самодовлеюща внутренняя красота этого города. В Зальцбурге все сгущено до предела: театр бежит по улицам и паркам, а реальность бросается внутрь театров, музыка живет в каждом углу, а карнавал человеческих жизней идет по городу непраздничным шествием.

Зальцбург всегда претендовал на особую роль среди фестивалей, которые расплодились в мире к началу XXI века, как кролики. Смешивая традиционно три жанра – оперу, драму и «чистую музыку», то здесь, то там добавляя к ним «арт» и танец, -Зальцбург хотел со времен основания (а зародился он почти век назад) служить своего рода «зерцалом», отражающим и тренды в искусстве, и идейно-социальное состояние мира в целом. Герберт фон Караян, диктатор и ретроград, добился сверхстатуса для Зальцбургского фестиваля в глазах мировой элиты, привлекая исполнителей самого высокого уровня, но праздник к концу 80-х годов прошлого века стал вычищенным до блеска музеем. Придя на смену Караяну, бельгиец Жерар Мортье, азартный возмутитель спокойствия и вдохновенный новатор, превратил Зальцбург в жерло бродильного аппарата, где новые идеи на глазах у всех дрались, вооруженные до зубов, с дряхлыми, но злобными идеями развлекательности и парадности. Мортье был слишком радикален для истеблишмента – и ему на смену на границе ХХ и XXI веков пришел немецкий композитор Петер Рузичка, который печется, сколько может, о важной роли современной музыки, но позволил тихо смешать карты нового и старого и стереть до неузнаваемости здешнее «лица необщее выраженье». Рузичка в этом году прощается с Зальцбургом, и ему на смену приходит немецкий режиссер Юрген Флимм. У него, конечно, есть свои достижения, но пару лет назад он заслужил в одном из опросов критики звание «худшего режиссера года» за беспредельную произвольность и необоснованность своих «концепций». Похоже, после Мортье направление движения в Зальцбурге – вниз под гору…

Зальцбургский фестиваль начинается в конце июля и завершается в последние числа августа. На протяжении всего фестивального времени можно выбирать, куда пойти вечером – в один из залов Фестшпильхауса (малый в этом году перестроили, превратив в респектабельный «Дом Моцарта») или в широкое праздничное пространство на месте Скального манежа с раздвижной крышей, в местный Ландестеатр на другом берегу бурного Зальцаха или во двор Резиденции, куда надо было в свое время ходить Вольфгангу Амадею на аудиенции к архиепископу. Можно выбирать, что смотреть и слушать – оперу, драму или прельститься чистой музыкой. А в свободное от мусических часов время можно съесть «тафельшпиц» – традиционную отварную говядину в Санкт-Петере, вкусить пирожные в кафе «Базар» в окружении артистов всех жанров или отведать самых-самых настоящих моцартовских шариков в синей оболочке в кафе «Шатц» в одном из пассажей…

А мы вернемся в кафе «Томазелли» образца 2006 года и полистаем буклет фестиваля. Рузичка прощается с Зальцбургом современной музыкой – в последние дни на гостей Зальцбурга обрушится ливень новых камерных опусов, сочиненных по заказу уходящего шефа. Но Рузичка прощается с публикой еще и амбициозной акцией – все двадцать два сценических произведения Моцарта, оконченные и неоконченные, представлены на фестивале в виде театральных «продукций». Добавлю, все они – впервые в истории! – будут сняты и предстанут в виде коллекции DVD уже в конце этого года.

© DE I / DESILLUSIONIST №06. «МАГИЯ ЗАЛЬЦБУРГА»

Понравился материал?