журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Анатолий Белкин. Болотный зуд DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Дмитрий Шостакович DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Александр Фриш. Чемоданная история DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Морской клоун Cafe Del Mаr DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Bartabas. Музы и хлыст DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Antonio Meneghetti. Понимание Рождества DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Четверо равных DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Алена Ахмадулина. На одной волне DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Андрей Кончаловский. Начни с себя DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Православное Рождество в Эфиопии DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Байройт – самый закрытый фестиваль
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#07

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #07: Андрей Кончаловский. Начни с себя

Андрей Кончаловский   НАЧНИ С СЕБЯ

Текст: Роксолана Черноба
Фото: Кирилл Никитенко

Накануне съемок нового фильма «Глянец» Андрей Сергеевич высказался: «Глянец – это иллюзия», – и DE I сразу пришлось искать возможность поговорить с режиссером. Кончаловский, ожидавший от нас стандартных вопросов типа «Какие иллюзии девушек-моделей разрушит картина?», не думал, что рамки разговора будут намного шире», но с заданием справился.

DEI: Как вы относитесь к утверждению, что самая высшая истина, которую может достичь человек, – это собственная иллюзия?

А.К.:  (Долгая пауза) Вот мой ответ. Молчание.

DEI: Как вы объясняете актерам внутреннее состояние их героев? Как вербализовать духовные мотивации?

А.К.:  Общие слова в искусстве ничего не объясняют. Слова являются выражением интеллектуального онанизма в искусстве. Это дело критиков. Вот чувство есть, и словами его не объяснишь. Когда вы смотрите на произведение искусства, вы не знаете, почему плачете или смеетесь. А любое словесное объяснение нелепо.
Как объяснить, почему я плачу, слушая Чайковского, да и зачем? Я могу объяснить, почему снимаю эту картину («Глянец». – DE I). Мне интересно развитие нашего «high society»: в английском слове только одну букву надо заменить – и тогда будет все правильно. Интересно, как Россия, взявшая от Запада множество внешних примет, все еще держится за крепостную систему ценностей, словно нас только что освободили от крепостного рабства. Горький очень точно говорил: «недавний раб».

DEI: В русском духе кроется татаро-монгольское эго?!

А.К.:  Я не знаю о составляющих русского духа, там не только татарское эго, там и северное, и варяжское. Русский человек очень богат эмоционально и развит интеллектуально. Но, в отличие от Европы у нас нет уважения друг к другу, нет ответственности. Поэтому нам нужна глобальная интеллектуальная реформа национального сознания – то, что происходило в Европе с XV по XVII век, пусть и сопровождалось кровавыми войнами.

DEI: Вера в Бога и влияние церкви имеют прямое отношение к этому?

А.К.:  В России верят в обряд. Русские люди – язычники, им нужны обряды. Сходил человек в церковь, вышел на улицу и гадит вокруг себя – и в туалете, и на природе. Русский изменится, если преодолеет сложившийся этический код – этику раба, без чувства ответственности. Рабу очень удобно: «А мне не сказали, попросили бы – я бы сделал, я бы не оставил этой кучи мусора». У нас нет чувства исторической ответственности за сталинизм, как у немцев, скажем, за фашизм. Историческое чувство вины – это чувство свободного человека, которого в России не бывало.
Русский человек очень талантлив и духовен, но его духовность – это часть животного. Чем больше в человеке животного, тем больше у него может быть духовного, чем меньше животного, тем больше он человек и тем менее он духовен.

DEI: Однажды вы уже разделили себя на высшее, низшее…

А.К.:  Во мне полно низших инстинктов, как во всяком нормальном человеке, и пока я жив, во мне будет полно низших инстинктов. Когда у человека нет высших инстинктов, он мертвец.
Я утверждаю, что православие задерживает развитие человека в сторону демократического общества.

DEI: Кино может воспитывать?

А.К.:  Нет. Человек посмотрел фильм, вышел на улицу, а у него борода черная, похож на еврея – и тут же дали ему по голове – все, кончилось воспитание. «Красота спасет мир»? Мир спасет страх смерти, страх самоуничтожения.

DEI: С вашей уверенностью можно разрушить любую веру, надежду, желание любви…

А.К.:  Почему? У меня нет веры в то, что Россия – демократическая, западная страна. Например, Европа в XVI веке жила исключительно дико, сумасбродно, авторитарно, но были Микеланджело, Рафаэль, Петрарка, замечательные поэты. Пушкин был рабовладелец, но он был великий поэт, и я не говорю что это плохо. Проели мозги нам демократические идеалы, а эти идеалы давно уже рухнули, Запад сам знает, куда он идет. Через пятьдесят лет Запада не будет, в Париже будут жить марокканцы.

DEI: Кто будет тогда в России?

…...

Полную версию интервью читайте в журнале DE I/DESILLISIONIST №07

© DE I / DESILLUSIONIST №07.  «АНДРЕЙ КОНЧАЛОВСКИЙ. НАЧНИ С СЕБЯ»

Понравился материал?