журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Анатолий Белкин. Болотный зуд DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Дмитрий Шостакович DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Александр Фриш. Чемоданная история DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Морской клоун Cafe Del Mаr DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Bartabas. Музы и хлыст DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Antonio Meneghetti. Понимание Рождества DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Четверо равных DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Алена Ахмадулина. На одной волне DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Андрей Кончаловский. Начни с себя DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Православное Рождество в Эфиопии DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #07 : Байройт – самый закрытый фестиваль
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#07

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #07: Алена Ахмадулина. На одной волне

АЛЕНА АХМАДУЛИНА   НА ОДНОЙ ВОЛНЕ

Тест: Р.Козак
Фото: Александр Волков

Выводить свои модели на подиум Алена Ахмадулина начала десять лет назад. Десять лет назад начинали многие. Известными стали единицы. Кто из них «Единственный в своем роде» – тяжелый вопрос, легче сказать, кто стал звездой.
Ахмадулина – одна из первых звезд и один из первых русских дизайнеров, получивших хорошую прессу на Западе. Обычно на звезду вешают ярлык «ее сделали» или «сделала себя сама». В случае с Аленой это произошло, потому что не могло быть иначе. Оставаться в тени не в правилах модной индустрии, поэтому Алена согласилась встретиться с DE I. Но то, что из этого получилось – вышло совсем не по правилам интервью.

Ответы на вопросы, которые ничего не значат

Новый год – единственный праздник, когда можно позволить себе быть суеверным. Я записываю желания на бумажку, сжигаю ее, бросаю в бокал с шампанским, и пока часы бьют двенадцать раз, я это шампанское выпиваю залпом.
А мечтать о чем-то, что не наступит никогда, – не в моих правилах.

Мне кажется, что я очень крепко стою на земле, хотя я очень внушаемая и мне можно рассказывать сказки и «вешать лапшу», которую я долго не буду снимать.
Есть вещи, в которых ты чувствуешь дисгармонию, но вынужден соприкасаться с ними, потому что ты не можешь все время находиться в вакууме.
Нельзя вдруг решить: а попробую-ка я из плохого человека стать хорошим, попробую достичь гармонии во всем – в семейной жизни, в дружеских отношениях, в бизнесе. Это невозможно…

Говорят, что люди не меняются. Но, общаясь с клиентами, я обрела новый опыт, новый взгляд на вещи.
И слава Богу, что я не знала, на какую вершину мне необходимо подняться - это бы меня остановило: я бы поняла, насколько длинный и сложный путь нужно пройти. 10 лет назад это незнание охраняло меня.

Когда я плакала?...
На кинофестивале в Венеции на фильме Павла Лунгина «Остров». Я просто ревела и ревела, слезы текли и текли, весь воротник у рубашки был мокрый. Я не ожидала, что это такое трогательное, потрясающее кино, и мне было так неудобно, что все итальянцы смотрят вот это наше нижнее белье, которое знаем и понимаем только мы. Не хотелось, чтобы они это видели, мне казалось, что они этого не поймут, но ни один человек из зала не встал и не ушел. Хотя зал был огромный, все досидели до конца.

Чувство – очень важная вещь, особенно в творчестве. Например, я искала старинные фотографии для своей последней коллекции, смотрела на людей, на улицы города, и что-то вдруг внутри защемило… Тебе кажется, что, то ли ты жил в то время, то ли этот человек на фотографии имеет к тебе непосредственное отношение. А может, просто эта книга была издана человеком, который находится с тобой на одной волне, и ты испытываешь нечто, похожее на любовь.
Вот эти чувства, наверное, для меня особенно ценны, потому что ничто меня так не будоражит, как чувства, связанные с прошлым, - либо совсем далеким, которое, кажется, не имеет ко мне отношения, либо с моим детством.
Допустим, это человек, который жил в совершенно другой эпохе, но ты чувствуешь, что он твой, что это человек, который тебе близок, которого ты можешь назвать своим другом, хотя ты даже с ним незнаком. Вы даже мыслите одинаков. Ну, например… мы делали коллекцию, построенную на аллюзиях с живописью Питера Брейгеля…Это достаточно необычная живопись, и не все ее любят. Я же чувствую ее близкой, своей. Тоже самое с Мишелем Гондри – кинорежиссером, который живет в наше время. Он абсолютный гений, и я понимаю, что я его понимаю.
Мне нравится Тинда Свинтон, которая уникальна не только своей внешностью, а еще и удивительным, ни на что непохожим внутренним миром.

У меня нет кумиров и я не «фанатею» ни от чего. Я дизайнер индустрии моды, и у меня есть такая установка, что я не могу «подсаживаться» на что-то, потому что если ты профессионал , ты должен уметь очень быстро перестраиваться. И мне нравится, что я должна быстро адаптироваться ко всему новому.

Мне кажется, что, когда я иду на интервью, все мое существо вначале противостоит этому, я готова придумать миллион причин, чтобы туда не пойти.

…...

Полную версию читайте в журнале DE I/DESILLISIONIST №07

© DE I / DESILLUSIONIST №07.  «АЛЕНА АХМАДУЛИНА. НА ОДНОЙ ВОЛНЕ»

Понравился материал?