журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Василий Аксенов:  о байронитах,  лисах  и  земле DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Иоанн Павел II и русский медведь DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : На пороге Империи DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Страсти по Матфею. Мост через пропасть DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Движения сквозь сомнения DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Профи-файлы DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Мацзян  –  судьба и забава миллиардов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Михаил Шемякин: Художник - Воин DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Шепот теней и бликов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Слово редактора. Роксолана Черноба.
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#09

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #09: Страсти по Матфею. Мост через пропасть

СТРАСТИ ПО МАТФЕЮ   МОСТ  ЧЕРЕЗ  ПРОПАСТЬ

Текст и фото: Роксолана Черноба

В последние мартовские дни Великого поста с разрывом в два дня сначала в Москве, а потом в Риме, с громадным успехом были исполнены «Страсти по Матфею», написанные композитором Иларионом Алфеевым – епископом Венским и Австрийским. На московской премьере присутствовал Патриарх Алексий II, на римской – католические кардиналы, архиепископы и епископы, священнослужители, монахи, монахини и миряне. Сегодня не так много случаев, когда музыкальное произведение, основанное на каноническом, религиозном сюжете одинаково тепло принимается иерархами разных христианских конфессий. На встрече с DE I Владыка поделился своими мыслями о том, насколько важно современному человеку понимать разные культурные традиции.

DE I: И что вдохновило вас на «Страсти»?

Сначала я написал два чисто церковных сочинения – «Божественную литургию» и «Всенощное бдение». А потом неожиданно появилась мысль написать «Страсти по Матфею», причем концепция сочинения сложились сразу же. Его основой стали богослужебные тексты Православной Церкви, которые сами по себе являются очень глубоким и содержательным комментарием к Евангелию.
Главная идея заключалась в том, чтобы взять баховскую форму, традиционную для протестантской церкви трехсотлетней давности, и наполнить ее православным содержанием. В то же время, сочинение должно звучать не как стилизация под старину, не как музейный экспонат; оно должно быть наполнено современным содержанием. Не знаю, насколько мне это удалось, но намерением моим было создать некий синтез, с одной стороны, баховской традиции, с другой – традиций русского церковного пения, а с третьей, музыкального стиля, свойственного композиторам ХХ века, таким как Шостакович и Прокофьев.

DE I: На что вы опирались, понимая, что в истории русской православной традиции нет подобных сюжетов?

Жанр «Страстей» не был свойствен русской музыкальной традиции. В богослужении Православной Церкви есть нечто похожее: это совершаемая в канун Великой Пятницы служба Двенадцати Евангелий, когда читаются евангельские отрывки о Страстях Христовых вперемежку с речитативами чтеца и хоровыми песнопениями. Но это не музыкальный жанр, а богослужение, и участвует в нем только хор, а не оркестр.
Если же говорить о русской светской музыке, то в ней вообще не было произведений, посвященных жизни Иисуса Христа. Возьмите сюжеты русских опер или ораторий – они либо романтические, либо исторические. На евангельские сюжеты наши светские композиторы музыку не писали. Есть редкие образцы религиозной музыки, вроде кантаты Танеева «Иоанн Дамаскин». Но это ведь тоже произведение светское, написанное на поэтические тексты Алексея Толстого, где жизнь Иоанна Дамаскина трактуется скорее в гуманистическом, а не религиозном ключе. То есть той традиции, в которой написаны пассионы Баха или оратория «Мессия» Генделя, в России не было вообще. Светская музыка, звучавшая в концертных залах и оперных театрах, была полностью разведена с Церковью. Существовала пропасть между искусством и миром Церкви, между интеллигенцией и Церковью. Это отразилось и на искусстве, и на истории: если бы не было этой пропасти, не было бы и революции.
…...

Полную версию интервью читайте в журнале DE I/DESILLISIONIST №09

© DE I / DESILLUSIONIST №09.  «МИХАИЛ ШЕМЯКИН: ХУДОЖНИК - ВОИН»

Понравился материал?