журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Василий Аксенов:  о байронитах,  лисах  и  земле DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Иоанн Павел II и русский медведь DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : На пороге Империи DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Страсти по Матфею. Мост через пропасть DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Движения сквозь сомнения DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Профи-файлы DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Мацзян  –  судьба и забава миллиардов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Михаил Шемякин: Художник - Воин DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Шепот теней и бликов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Слово редактора. Роксолана Черноба.
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#09

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #09: Шепот теней и бликов

ШЕПОТ ТЕНЕЙ И БЛИКОВ

Текст: Роксолана Черноба, Елена Соломински
Фото: Жан Ларивьер

Фестиваль «Мода и стиль фотографии» — это всегда букет сюрпризов. Входя в очередное пространство, чаще всего ждешь чего-то гламурного и возвышенного, и редко встречаешь соединение божественного дара и филигранной техники. Выставка французского фотографа Жака Лорельера — тот самый случай. Еще одним сюрпризом было личное присутствие автора и его искреннее желание обсуждать свои произведения.

В 1960 году я сильно влюбился в одну замечательную девушку. Чувства были очень острыми, сравнимыми с полетом мячика для гольфа, который летит, катится, падает в лунки, застревает в песчаных дюнах или снова растворяется в небе. С этой любовью я начал путешествовать во времени и пространстве, пытаясь раскрыть возлюбленной свой внутренний мир. В течении десяти лет я блуждал между реальным и вымышленным. Все эти годы я пытался проникнуть в ее мир, который был подобен фантастической топографической карте. Таким образом, я оказался невольным путешественником по неизвестным городам, ландшафтам и познакомился с образами других людей, которые были частью ее мира. Я работал сутками напролет, перенося наши миры на пленку. Это было невероятное путешествие с незабываемыми впечатлениями. Спустя годы этот мир изменился, и может, в кадрах, которые увидит кто-либо другой, откроется совсем иное изображение, чем я себе представлял. Я никогда никому не показывал эти снимки. Это моя тайна. И тайной для меня осталась моя муза, которая так никогда и не поняла ни мое творчество, ни мою попытку проникнуть в ее мир. Наверное, она была слишком закрыта. Но эти снимки заинтересовали Дали. Он стал моим проводниками в мир большой фотографии.

Мне было 24 года, когда я позвонил Дали и сказал ему, что самое важное, что может произойти в его жизни на этой неделе, — это встреча со мной. Сальвадор Дали ценил экстравагантность и я подготовил целый цирковой номер. Конечно, это была мистификация: я пообещал ему, что переверну его мировоззрение. Ни больше, ни меньше! Просто наглость для молодого человека. В подарок для Дали я притащил чертеж машины, которую я придумал сам. Это была секс-машина, которая должна была перевернуть эротические взгляды. Дали был страшно заинтригован схемами, и уже намеревался приступить к конструированию. Причем, машина задумывалась из самых дорогих материалов — золота и бриллиантов. А у меня, как у бедного студента, в тот момент была только одна мечта: найти денег на кусок хлеба. Сегодня, когда я достиг определенного успеха в фотографии, когда в общем-то, уже и о хлебе насущном можно скорее философствовать, чем напряженно его желать, можно вернуться и к идее, которая так поразила Дали. А что, может и в правду наворотить такое смешное техническое чудовище, которое всем нам добавит радости и удовольствий, усилив наши эротические фантазмы и ощущения? Сделаю ее и привезу в Москву. Думаю, это именно то единственное, чего Москва еще не видела. И вот этого-то ей не и не хватает. Всего остального здесь просто горы — как золота, так и бриллиантов.

Дали заинтересовался. Он тоже ведь был мастер глубинных путешествий по внутренним мирам. Такой ученый-художник на микробиологическом уровне. И он сказал, что хотел бы снять фильм по этим фотографиям. Но, как настоящий лидер, он захотел сам стать главным героем фильма. Это было для меня невозможно. Можно пускать людей, и даже известных, в свой мир, но нельзя поменяться с кем-либо местами, жизнями. Это как отдать свою душу, продать себя. Я же не мог в эту секунду превратиться в Дали, а он в меня. Наверное, сегодня любой молодой человек согласился бы на такой обмен хотя бы ради съемок с Дали, известности. Но меня это не устраивало. Дали, кстати, сказал мне тогда: «Опасайтесь двух чудовищ в этом мире: Корбузье и Мао Дзе Дуна». Ну, это его мнение. В конце концов, я желаю себе дожить до… лет, но не знаю, что посоветовать молодым. Дали мог быть серьезным несколько минут, блестяще говорить, а потом вдруг менялся в настроении, превращая все в театр, шоу и плел невероятные словесные цепочки, будто из другого мира. Меня это даже испугало.

Чтобы добиться успеха, не важно, в каком деле — будь то бегство из тюрьмы, любовь или собственное творчество — нужно ничего не бояться. Такое сумасшедшее бесстрашие — вот это необходимо.

Любовь — очень сильный мотор. Только через любовь мы может дать что-либо другому. Но я — накопитель. Я собираю впечатления, эмоции, какие-то переживания. Такой энерджайзер долго удержать в себе не удается. Ну и происходит выброс, взрыв: вот тогда я и отдаю. Щедро. Пожалуй, слишком. Ну да ладно. Потом отданное возвращается. Иногда болью, чаще страстью. В ярких картинках. В черно-белых бликах. В шепоте теней. В венце славы. Но самое дорогое — в любви.

Я думаю, что люди тем и отличаются от животных, что у них есть чувства и есть память. Ничего нельзя стирать. Ни от чего нельзя избавляться. Но нельзя давать себя поглотить. Нельзя давать себя разрушать. Но нельзя забывать, и на старом надо строить новые идеи, проекты. Видеть себя созидателем и двигаться вперед гораздо важнее, чем бездыханно почивать на руинах. Нужно много работать. Тут нет специальных советов. Надо жить и не давать съесть себя другим. Осторожность не помешает, но надо обладать интуитивным чувством принятия мира и, не поддаваясь искушениям, прямо идти к мечте.

P.S. После Москвы я еду в Мексику, потом в Бразилию. Мне интересны люди и страны, скорость, с которой вертится наш мир. И я все-таки хотел бы разыскать все негативы, которые были сделаны в те годы, когда моя жизнь была подобна прыжкам мячика для игры в гольф. Об этом я расскажу в моей книге, которая скоро увидит свет в Париже. И еще я рад, что мне удалось немного приблизиться к России и к ее людям.

© DE I / DESILLUSIONIST №09.  «ШЕПОТ ТЕНЕЙ И БЛИКОВ»

Понравился материал?