журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Анатолий Брусиловский. Первый в мире боди-арт DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Татуировки трагедии DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Последовательность несовпадений DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Андрей Решетин: Лучшее, что в нас есть, сделано чьей-то любовью DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Нет дизайна – не страшно DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Знать рифмы  или выборы короля поэзии DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Доктор Кларнет – Аnton Dressler DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Обыкновенное чудо DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Territoriя фестиваль DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Yamaha. Вершина стандартов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #11 : Принцесса Кентская: Портрет в королевском интерьере
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#11

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #11: Yamaha. Вершина стандартов

ВЕРШИНА СТАНДАРТОВ

Текст: Игорь Гришкин
Фото: Роксолана Черноба

Yamaha – удивительная компания. Если для одних этот бренд означает мотоциклы или HI-FI аппаратуру, то для других – рояли и пианино, медные и деревянные духовые инструменты, скрипки и целый арсенал хитрых мелочей для музыкантов любого калибра и мастерства. О том, что еще можно придумать в этой, казалось бы, не терпящей новшеств классике, DE I расспросил генерального директора ООО «Ямаха Мюзик» г-на Саруя Тору.

DE I: Вот уже более века Yamaha делает превосходные рояли. А что интересного у компании, скажем, для духовиков?

С.Т.:  Сейчас продолжается мода на историческое исполнительство, когда барочную музыку играют на старинных инструментах. А, например, венских классиков исполняют не на совсем аутентичных инструментах – принадлежащих той эпохе, в которую эти произведения были написаны, а на инструментах немецкой системы, разработанной в начале XIX века. Это вентильные трубы, кларнеты немецкой системы и т.д. Интересно, что в нашем модельном ряде среди духовых инструментов, создающихся в сотрудничестве с музыкантами и сегодня, есть в том числе и профессиональные вентильные трубы, валторны и другие инструменты, которые были разработаны специально для Венского филармонического оркестра по заказу ведущих музыкантов этого оркестра. Они обратились к нам, потому что искали возможность заново создать инструменты «венского» стиля, но не могли найти союзников – тех, кто помог бы им в создании ограниченного числа этих инструментов, так как их довольно редко используют и их производство не выгодно коммерчески. Мы охотно взялись за эту работу, потому что хотели помочь сохранению венской классической традиции. Также у нас есть кларнеты с немецкой мензурой, но с французской системой аппликатуры. Такие инструменты позволяют использовать более простую французскую систему аппликатуры вместо изжившей себя немецкой, но при этом добиваться не роскошного, яркого звука, характерного для французской системы, а теплого, мягкого, глубокого звучания немецкого кларнета, очень подходящего для передачи музыки венских классиков. Любой ребенок, начавший заниматься на нашем инструменте, может быстро освоить аппликатуру и приобрести необходимые навыки игры. Те люди, которые на начальном этапе занимались на инструментах других фирм, удивляются, когда берут в руки наши – так легко и свободно можно на них играть.

DE I: Насколько реально сделать инструмент индивидуальной конструкции?

С.Т.:  Возможно все. Например, музыканты духовых групп Венского филармонического, Чикагского симфонического, Нью-Йоркского филармонического и других оркестров играют на инструментах, сделанных специально для каждого члена группы. Мы постоянно анализируем личные пожелания музыкантов в центрах по работе с артистами по всему миру – в Токио, Париже, Нью-Йорке, Франкфурте, и на основе полученных данных создаем практически именные модели, некоторые из которых потом запускаются в серийное производство. Это не значит, что такие инструменты начинают штамповать роботы: они производятся истинными мастерами своего дела вручную, по ясным чертежам. К примеру, в 1979-м по заказу Герберта фон Караяна компанией Yamaha были изготовлены так называемые «египетские» трубы – фанфарные трубы с одной помпой, которые ввел в состав оркестра Верди для исполнения оперы «Аида».

DE I: В мире много барочных ансамблей, где играют на старых инструментах, но сами инструменты – большая редкость. И вот Yamaha пытается воссоздать старые скрипки. Пробуете ли вы реконструировать старинные кларнеты и флейты?

С.Т.:  Как я уже говорил, интерес к аутентичному звуку достаточно велик. И если скрипки не сильно поменялись со временем – их звук тот же, что и 200 лет назад, то у духовых инструментов изменились и звук, и строение. Yamaha всегда делала акцент на разработке именно акустических инструментов. Если в изготовлении используется дерево, то это особое дерево, прошедшее специальную обработку. Старое дерево дает тот волшебный и неповторимый звук, которым отличаются старинные инструменты. Мы изучаем процесс старения дерева и пытаемся воспроизвести его в ускоренном режиме при изготовлении новых инструментов.

DE I: Получается, воссоздать можно все?

С.Т.:  Если старая скрипка может стоить, допустим, миллион долларов (например, скрипка Страдивари), то сегодня возможно приобрести инструмент за десять тысяч долларов, который обладает практически таким же звуком. Хотя нужно понимать, что это не одно и то же: благодаря свойствам, которые созданы руками игравших музыкантов, оригинал неповторим. Но постепенно, понемногу мы приближаемся к оригиналу, и это очень важно. Пока мы еще не имеем возможности точного воссоздания, но это не так страшно, так как главное – это душа мастера, которую он вкладывает в инструмент, создаваемый своими руками. А благодаря цифровым технологиям, которые помогают осуществлять контроль и анализ на всех стадиях этого процесса, наши инструменты становятся все лучше и лучше. Многого можно достичь, разрабатывая новые материалы и улучшая качество традиционных.

DE I: Можно ли сделать идеальный инструмент?

С.Т.:  В любом инструменте есть сильные и слабые стороны. Мы пытаемся избавиться от слабых. Инструменты, которые изготавливаются мастерами вручную, всегда будут немного разными, даже в рамках одной модели. Мы стремимся к тому, чтобы все инструменты одной модели были сравнимы с их прототипом, созданным при участии ведущих музыкантов мира. Например, при создании рояля CFIIIS компания Yamaha воспользовалась советами Святослава Рихтера.

DE I: О ваших электроинструментах ходят легенды. Electric VIOLIN (скрипки), Silent Viola (альты), Silent Cello (виолончели), Silent BASS (контрабасы), GranTouch (рояли) – все они звучат как акустические инструменты. У электронного рояля клавиатура полностью имитирует акустический рояль, скрипка звучит так же, как…

С.Т.:  Все-таки, конечно, по сути они немного различаются. На данный момент у нас есть электроинструменты всего скрипичного семейства современного симфонического оркестра, включая альты и виолончели. А если к акустическому роялю добавить электронную начинку и высокоточный электропривод к каждой клавише, можно играть на нем, записывать себя, воспроизводить и слушать запись в наушниках, не мешая соседям и родственникам. Можно записать любой аккомпанемент, любую мелодию и потом, например, петь ее в сопровождении настоящего звука, создаваемого акустическим, а не электронным путем. Если поставить один такой рояль, допустим, в Нью-Йорке, а другой в Токио и соединить их с помощью Интернета, то можно играть на одном, а звучать будет другой – на другом конце земли. Также можно скачивать музыку из Интернета напрямую во встроенную память такого акустического инструмента, и он сам будет проигрывать то, что вы выбрали. И это не фантастика, это реальность.

DE I: А чем привлекательны струнные электронные инструменты – например, такой альт, на котором играет Юрий Башмет?

С.Т.:  Да, у Башмета наш электроальт (Silent Viola). Такие инструменты особенно необходимы в джазовой и современной музыке: у исполнителя появляются новые средства выразительности, он в меньшей степени зависит от акустики зала, а качество звука остается неизменно высоким. Кстати, в оркестре Юрия Башмета «Новая Россия» есть струнный квартет «Элеганс», который полностью состоит из электроинструментов Yamaha. Насколько я знаю, это первый случай в России.

DE I: Вернемся к началу разговора. Можно ли сказать, что новые технические возможности инструментов подразумевают более быстрый профессиональный рост музыканта?

С.Т.:  Существуют различные программы и целые школы для обучения на наших инструментах. Можно заниматься целый день и даже ночью и никому не мешать. Можно записывать свое исполнение, прослушивать его и анализировать. Естественно, это очень помогает в развитии.

DE I: А есть ли у Yamaha место, где собираются и общаются музыканты?

С.Т.:  Есть музыкальные школы Yamaha для детей и взрослых. Люди, посещающие их, очень активны. Допустим, класс виолончели – один педагог и три-четыре ученика. Готовится мероприятие, где сто виолончелистов одновременно играют одно произведение. Каждый педагог получает партию, которую он разучивает со своей группой. Потом все съезжаются: утром репетиция, вечером – объединенный концерт. Несмотря на то, что такой оркестр существует только один день в году, его можно назвать клубом. Здесь люди знакомятся и начинают дружить.

DE I: Какой у вас главный ориентир, чего бы вы хотели достичь?

С.Т.:  Наша компания придает большое значение всему, что касается звука. Своей задачей мы считаем создание качественного, чистого звучания, причем относится это не только к музыкальным инструментам, но и к человеческому голосу. Основа звукозаписи и ориентир для разработки инструментов – работа с человеческим голосом. Мы создали цифровой микшерный пульт с качественным звуком и возможностью имитации акустики различных помещений. Также развивается новое бизнес-направление – телекоммуникационные системы для офисных помещений. В конференц-залах устанавливаются системы микрофонов с телекоммуникационной связью. При сверхдальней связи – например, между Москвой и Токио – возможно передавать звук, очищенный от малейших шумов. Но основой нашей деятельности остается разработка акустических инструментов: здесь мы постоянно движемся вперед.

------------------------------------------

C ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ YAMAHA

Можно сказать, что фортепиано – символ Yamaha. Долгие годы рояль был одним из ее логотипов. Именно с фортепиано на рубеже веков началась история успеха компании. В 1887-м основатель компании Торакусу Ямаха начал производство инструмента, известного под названием «фисгармония». В 1900-м компания начала выпуск пианино. В 1904-м, представив фортепиано и орган на Всемирной выставке в Сент-Луисе (США), компания получает главный приз.

Гэнъити Каваками (Kawakami Gen'ichi) начал работу в компании с 1937-го с рядовых позиций и дважды возглавлял Yamaha Corporation (1950–1977 и 1980–1983). Именно ему приписывают международный успех корпорации. В 1950-х он совершил серию поездок в США и Европу с целью изучения технологий и потребностей рынка. Его неформальное имя «Император» было заслужено благодаря выдающимся деловым и личностным качествам, глубокому пониманию взаимоотношений между компанией и потребителем. Он участвовал в организации самой большой в мире сети музыкальных школ и престижных музыкальных конкурсов. Гэнъити Каваками – безусловный символ компании, определивший ее стратегию на десятилетия вперед.

Yamaha – единственная компания в мире, лидирующая одновременно в области и акустических, и электронных музыкальных инструментов. Открытая в 1930-м лаборатория акустических исследований была и остается первой в мире.

© DE I / DESILLUSIONIST №11.  «ВЕРШИНА СТАНДАРТОВ»

Понравился материал?