журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Антонио Менегетти. Психология женской власти DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : САМЫЙ  ЧЕСТНЫЙ  КОНКУРС DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Михаил Кравченко. Движение людей-магнитов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Соловьев об откатах, закатах и рассветах DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Вероника Пономарева. Ангелы у изголовья DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : CTRL + ALT : Bashmet DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Requiem по убиенным витаминам DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Lucy in the Sky with Diamond DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Лайбах. Инструменты бога DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Эндрю Гудвин. Австралиец в опере DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #12-13 : Алла Демидова. Актриса  и  ветер
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#12-13

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #12-13: Эндрю Гудвин. Австралиец в опере

ЭНДРЮ ГУДВИН   АВСТРАЛИЕЦ В ОПЕРЕ

Текст и фото: Максим Масальцев

Историю превращения молодого австралийского серфингиста в оперного тенора с интересным будущим можно написать, уходя в две крайности: «Сколько веревочке не виться…» и «Назвался груздем – полезай в кузов». В обоих случаях Эндрю Гудвин, исполнитель партии Ленского в постановке «Евгения Онегина» Большого театра, нашел в России то, к чему его готовила судьба. DE I заметил Гудвина на премьерном блоке «Онегина». С того момента стало понятно, что рассказ о таком Ленском неотвратим так же, как и его нелепая гибель.

Ленский, созданный режиссером Дмитрием Черняковым, – зеркальное отображение Эндрю: на сцене лишь больше пылкости и несовременной чувствительности. О таких сейчас говорят: «Достоевского начитался». Возможно, именно «Белые ночи» и другие шедевры русской литературы сподвигнули двадцатилетнего Эндрю весной 1999-го прилететь в Россию. Всего за год до этого Эндрю вместе со старшим братом катался на досках по Тихому океану. С пяти лет младшего Гудвина соединили со скрипкой и усадили за фортепиано. Но, как все сиднейские мальчишки, он видел в музыке повинность. Отец, преподаватель средней школы, коллекционер пластинок и поклонник классической музыки, мечтал открыть сыну то, что манило его самого – тайны оперного искусства.
Эндрю повиновался своему предназначению с завидной выдержкой: к скрипке добавился орган, затем возникло место певчего в сиднейском кафедральном соборе. Совершенствовать игру на органе в консерватории было уже сознательным решением юноши, но в этот момент жизнь изменилась: отец тяжело заболел и быстро ушел. Эндрю с трудом описывает эти дни: «Я потерял чувство музыки: она так много занимала во мне, что я решил все бросить». И юноша вспомнил про физические нагрузки. Надо сказать, спорт в Австралии не просто культ, а государственная идея-фикс: там поддерживают тех, кто истово боксирует, плавает, прыгает. И Гудвин поплыл вслед за старшим братом, который давно занимался серфингом. А зарабатывал будущий Ленский на жизнь официантом.
Как теплый прибой океана выбросил Эндрю на гранитные берега Невы, имеет только мистическое объяснение. Юноше попадались на глаза виниловые пластинки отца с пометками на конвертах, сделанными его рукой. Жить в прежнем ритме Гудвин-младший уже не мог и решил проведать своего педагога по фортепиано. Она усадила его за инструмент, а после трех занятий сказала: «Выхода нет – ты должен быть музыкантом. Но фортепиано не даст тебе нормального уровня жизни, давай ты попробуешь петь». Вскоре Эндрю поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова.
Только обосновавшись в Петербурге, австралиец понял коварный план. «Она училась в России и знала, что здесь холодно, что отсюда трудно сбежать, и единственная возможность занять себя – это музыка», – говорит Эндрю. Первый год он ужасно скучал: зима стала настоящей пыткой, и Эндрю звонил в Австралию, греясь у телефонной трубки (там было +35оС), и учил русский язык: «Когда мой русский стал лучше, я словно открыл другой мир и понял, что мы все одинаковые. Все стало иначе. И главное – изменился мой голос. Я поступал на платное обучение, но теперь уже хотел закончить консерваторию настоящим певцом».
К этому моменту Эндрю вместо учительницы стала спонсировать его мама, но и эта помощь иссякла. И тогда семейный совет решил оставить дарование в России только до получения диплома.
Через несколько лет Дмитрий Черняков после первого действия «Онегина» набросится на австралийца с криками: «Ты все испортил! Ты мертвый!» А когда опустился занавес, Эндрю понял, что больше всего на свете ему не хватало отца: его присутствие оправдало бы все испытания. Именно в работе с Черняковым певец почувствовал вкус к игре на сцене.
Но самые первые уроки оперной игры он получил еще в Петербурге. За несговорчивость Гудвину пообещали полное забвение, пустыню и безработицу даже в родной Австралии. Простодушный студент рассудил по-своему: на худой конец будет диплом, и он сможет преподавать.
Когда Эндрю посмотрел видеозапись «Евгения Онегина», он назвал себя грубоватым. Однако многие, кто видел его в спектакле, запомнили его самым живым. Арию Ленского певец исполнял на госэкзамене в Питере.

DE I: Как ты относишься к этому персонажу?

Э.Г.:  Конечно, его жалко: бедный Ленский. Он очень ранимый. С первого шага, который он делает на сцене, все уже начинают над ним смеяться. Все время такой стресс. Неудачник. Очень жалко.

DE I: Когда Черняков выражал свое недовольство, что бы ты ему хотел сделать?

Э.Г.:  Были такие моменты, когда хотелось дать пощечину, но я себя останавливал.

DE I: В твоей жизни были такие события, когда казалось, что ты можешь кого-то вызвать на дуэль?

Э.Г.:  Почти. Но я дипломатичный человек.
…...

Полную версию читайте в журнале DE I/DESILLISIONIST №12-13

© DE I / DESILLUSIONIST №12-13.  «ЭНДРЮ ГУДВИН. АВСТРАЛИЕЦ В ОПЕРЕ»

Понравился материал?