журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Квадрат Ивановых DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Алексей Ратманский: Нужен гений DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Длинные тени коротких ножей DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Пересечение с бессмертием DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Михаил Шишкин: трудности перевода DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Борис Ефимов: как захотите, так и будет DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Пять дней с Михаилом Барышниковым DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Здравствуй, Нью-Йорк DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Vogard: покорители часовых поясов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Antipode: Sergey Jivetin DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Дешифратор DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #14 : Колокол Святого Михаила и откровения Андрея
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#14

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #14:

РОССИЯ:  ВОСТОРГ И ТРЕВОГА

Текст: Роксолана Черноба, Дмитрий Моренков
Фото: Роксолана Черноба

Прямые вопросы и откровенные ответы срывали аплодисменты на премьерном «Форуме Россия», проведенном группой компаний «Тройка Диалог». DE I присутствовал на встречах топ-персон — представителей мирового бизнеса и российских чиновников как наблюдатель, но все-таки не смог удержаться и вызвал на дискуссию Яна Бреммера, президента Eurasia Group и старшего эксперта Института Мировой политики, человека влюбленного в Россию, но относящегося к объекту своей страсти весьма критично. Беседа стала продолжением резкого выступления господина Бреммера о том, что могли бы сделать для своей страны ее правители, но почему-то не делают.

DE I: Откуда у вас такой прекрасный русский?

Я.Б.:   Я немец, но учил русский язык в аспирантуре. Первый раз он мне понадобился в 1986-м, еще при Советском Союзе. Если бы я был таким же молодым аспирантом сегодня, мне бы, наверное, пришлось учить китайский. Но мне всегда нравилось в России. Как-то я жил целый год в Москве. И один год я жил на Украине.

DE I: Как вы полагаете, Россия и Украина — очень разные страны?

Я.Б.:   Это зависит от того, о какой Украине мы говорим. Если о Южной, Восточной, о Донецке или Ставрополе — это одно. Львов — другой совершенно, Крым тоже особенный, ни на что не похожий. Конечно, у Украины и украинцев — свой неповторимый характер; народ очень музыкальный, и они знают это. У украинцев много претензий к России: например, они говорят, что здесь больше пьяниц… Но, несмотря на все различия и несогласия, Россия и Украина очень близки, как могут быть близки родственники. Да разве не разнятся Москва и Петербург? Россия тоже неоднородна.

DE I: Если б вы были русским политиком, что бы сделали, что поменяли бы? Кажется, все наши достижения тут же разрушаются из-за поведения наших бизнесменов и политиков… С чего бы вы начали, с какой позиции? Уверена, что поведение человека определяет мировоззрение…

Я.Б.:   Я бы хотел, чтобы русские политики чувствовали себя увереннее и сильнее. Не надо ни о чем кричать и никого душить. То, что они сейчас сделали против оппозиции — вообще не имело никакого смысла. Путин — по-настоящему популярный человек, это правда! Я знаю многих русских в разных городах России, которые верят Путину. А это все люди из разных слоев и с разным уровнем благосостояния! Я помню, как реагировали русские женщины, когда впервые показали фотографию с полуголым Путиным… Это было настоящее чувство! Это кажется смешным, но чувство-то настоящее. Зачем в таком случае все эти меры против Касьянова, против Каспарова? Их что, боятся? Да кто они такие? Они же бессильные и ничего не могут! Очень жаль, что ваша власть почему-то не чувствует за собой народной поддержки; это, может быть, даже опасно. Такое ощущение, что в России все время хотят создать какой-нибудь новый конфликт. Когда Саркози стал президентом Франции, он бросил в сторону Америки: «Теперь я буду высказываться против вас только тогда, когда я не согласен». А Россия считает, что должна спорить с Америкой по любому поводу — не важно о чем, просто потому, что это важно — спор с Америкой. Почему Китай поступает иначе? Потому что чувствует себя в мире более устроенно, более удобно. А Россия, по моему скромному мнению, не чувствует себя комфортно в новом мире, и пока не возникнет это необходимое чувство комфорта, неизбежны конфликты, пусть и не такие острые, как холодная война.

DE I: Каким вам представляется место России в мире?

Я.Б.:   Сейчас Россия не из самых важных держав в мире, и это ненормально. Ведь в России создана оригинальная, ни на что не похожая власть, такой больше нет нигде. Но за пределами Евразии, тем не менее, роль России ничтожна. Россия для мирового бизнеса сейчас — территория между Европой и Китаем, которую нужно пролететь за 8 часов. Съездите в Африку, там будут говорить сначала про Китай, потому что его роль огромна, затем про Америку, потому что фонды Гейтса дают им миллиарды долларов. А где Россия? В Южной Америке и Юго-Восточной Азии — то же самое. В России должны понимать свою реальную силу и действительные свершения, это приведет к чувству стабильности, потому что до сих пор все очень нестабильно. Половина вины за это, конечно, на России, но половина — на странах Запада. Дело в том, что Запад тоже играл с Россией последние двадцать лет. Говорили, что они друзья России, но это неправда. То, что они предлагали России, настоящей дружбой не было. Сейчас отношения разрушились, и их необходимо ремонтировать, причем усилиями обеих сторон, но пока этого тоже нет.

DE I: Я совершенно убеждена, что значение русской культуры в мире огромно. Может, она позволит найти выход?

Я.Б.:   Помилуйте, насчет русской литературы никто не станет спорить: да, мировой уровень. Но я боюсь за новую культуру. Вот мы говорим «новые русские» — это что означает? Много денег, много безвкусицы, и очень похоже на Америку, это не способствует росту культуры.

DE I: Когда в мире говорят о России, какие имена возникают в первую очередь?

Я.Б.:   Сегодня в первую очередь — Путин.

DE I: А Абрамович — нет?

Я.Б.:   При чем здесь Абрамович? Нет! На первом месте Путин, на втором месте Путин, может, и на третьем тоже он. Он лицо России сегодня: как он захочет, так и будет. Журнал «Time» был прав, назвав его «человеком года». Я считаю, что Путин — человек, сосредоточивший в одних руках больше власти, чем кто-либо другой в мире. Он такой в мире один. Китай, конечно, сейчас большая сила. Но Китай — это не один человек. Ху Цзиньтао не может сказать, кто будет следующим премьером, а в России сейчас Путин может. Это большое достижение. Однако в перспективе для России может сказаться и отрицательно. Необходимо создавать институты, поддерживающие то, что по-настоящему важно для России.

DE I: А что важно для России?

Я.Б.:   Сила и стабильность в самой России и в Евразии. Народ России. Восстановление чувства гордости за свое государство. Великая Россия.

DE I: Но быстрое восстановление гордости может быть связано с национализмом и другими отрицательными явлениями.

Я.Б.:   Мне кажется, в последние годы у России действительно много причин для гордости. Она показала, как способна восстанавливаться всего за два года. Восстановлены армия и военное образование. Еще десять лет назад русские солдаты на Кавказе продавали свое оружие. Россия тогда была разве что темой для анекдотов. Изменить такое — на это требуются долгие годы. А Путин показал, что у него хорошо получается изменять страну быстро… Но у России действительно непростые отношения с внешним миром. Вот это тоже надо менять.

DE I: Как, по-вашему, Россия все же Европа или Азия?

Я.Б.:   Ни то ни другое. Это Евразия. Россия не Европейская и не Азиатская держава. Ей никогда не удавалось быть только Европой, как бы ни хотела. Она слишком велика географически, здесь сходится слишком много мировоззрений и укладов.

DE I: Какие из них вам нравятся?

Я.Б.:   Мне нравится русское чувство семьи. И чувство заинтересованного отношения к окружающим: готовность с душой отнестись к человеку, которого вы встретили лишь сегодня, но уже поняли сердцем. Русские люди очень эмоциональны, безразличие — не их черта. Я обожаю русские тусовки… Мне очень нравится, как русские находят время для друзей — и это в современном мире, где все расписано по часам.

DE I: Насколько вам лично близко это отношение? Как это сочетается с вашими собственными взглядами на жизнь?

Я.Б.:   Не то чтобы я постиг смысл жизни, но отношение к жизни русских мне очень близко. Что до меня, то я считаю так: мы существуем — и это удивительно! Мы мыслим и существуем — и это тайна! Вот стимул для того, чтобы что-то делать. Дать миру услышать ваш голос — в этом моя философия. То хорошее, что мы делаем, мы делаем не для мира иного, а для нашего мира, который и создается нашими действиями. Многие русские, однако, склонны видеть вокруг себя мировой заговор или ожидать, что все в скором времени полетит к чертям — но я более оптимистичен. И тут я мыслю скорее по-американски. Я открыл свою собственную компанию, а начал я практически с нуля… Мой отец умер, когда мне было четыре года, моя мать — когда мне только-только минуло двадцать. Мы остались почти без денег, но я всегда с большим оптимизмом относился к будущему. Было бы замечательно, если бы русские смотрели в будущее с тем же оптимизмом.

DE I: Кажется странным, что люди, которым столько отпущено, предпочитают страдать…

Я.Б.:   Да, это странно, но, конечно же, многое объясняется историей России. В Америке не было Сталина.

DE I: Если бы вы были законотворцем, какие бы законы приняли, чтобы изменить жизнь в России?

Я.Б.:   Дело не в конкретных законах, в Советском Союзе их всегда хватало. Дело в чувстве законности и в доверии. Сейчас вкладываются деньги — два миллиарда долларов — в обучение судей. В России будут судьи мирового класса. И это хорошо. Необходима свобода прессы. Люди должны иметь возможность критиковать происходящее. Когда правительство ограничивает прессу, оно теряет доверие.

_________________

Справка

Форум Россия» прошел в Гостином дворе. Организатор — группа компаний «Тройка-диалог» — позиционирует собрание на одном уровне со знаменитым Давосским форумом. Программу московского «давоса» личным участием подержали первые лица мировых концернов, инициаторы экономических перемен, видные российские чиновники, предприниматели и общественные деятели. Слово имели: Алексей Кудрин и Анатолий Чубайс, Ричард Брэнсон и Йошка Фишер, Ален Гринспен и Герман Греф, Чулпан Хаматова и Михаил Куснирович. Форума принес сюрпризы для гостей и участников. Одним из самых любопытных для DE I были дискуссии: «Искусство как бизнес» и «Меценатство и благотворительность в России».
Eurasia Group — влиятельное консалтингово-аналитическое агентство.

© DE I / DESILLUSIONIST №14.  «РОССИЯ: ВОСТОРГ И ТРЕВОГА»

Понравился материал?