журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Пишем, как дышим DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Лев беспощадный DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Добрый  Карабас DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Белые рыцари нонконформизма DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Тайная комната Георгия Пинхасова DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Обзоры: DVD DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Неторопливый DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Рене Флеминг: Читайте музыку DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Петрушевский фестиваль DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Шляпа-метафора DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Стальная магнолия DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Дайана с Венеры DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Наталья Осипова: Танцующая на краю DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #15 : Слово редактора. Роксолана Черноба.
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#15

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #15: Неторопливый

Н Е Т О Р О П Л И В Ы Й

Текст и фото: Максим Масальцев

Друзьям грузинский кинорежиссер Отар Давидович Иоселиани лукаво открылся, что допускает на съемочной площадке легкое вино и кое-что покрепче. Но чтобы это не сказывалось на работе, он уже много лет приучил себя готовить для каждой сцены подробнейшие рисунки-раскадровки, коих накопился вагон и маленькая тележка. DE I встретился с режиссером «Листопада», «Фаворитов луны» и «Охоты на бабочек», когда тот приехал в Москву, чтобы он просто и по-домашнему показал часть своего архива в галерее Дом Нащокина.

DE I: Вы много ездите. Откуда силы берутся?

Иоселиани:   Терпеть не могу перемещения. Все время думаю: а главы государств как выживают, если столько перемещаются? Мне дурно от этого становится. На самолетах стараюсь не летать и отношусь к ним весьма скептически.

DE I: Может, режиссеру дорога все-таки помогает познавать мир?

Иоселиани:   К сожалению, возникла такая ситуация, что куда ни поедешь, все одно и то же. Приехал в Афины – вот Акрополь, хорошо, сберегли, а спустишься вниз – то же самое, что в Париже, Берлине или Москве. Та же дрянь в магазинах и публика какая-то похожая. Исчезло само понятие «иные страны». Очень печально. Думаешь, ну – хоть в Гренландию. А в Гренландии такое же мерзкое Подмосковье, к которому мы привыкли: те же коттеджи и нувориши. Таким провинциализмом от всего этого веет, что ни приведи Господи! Взяли слово «элита», намотали себе на ус, и стало: элитный дом, элитный поселок, элитное жилье, элитная мебель.

DE I: Есть еще «элитарное кино».

Иоселиани:   А, еще есть элитарное кино? Какую-нибудь дрянь называют элитарным кино. Простого кино не хватает?

DE I: Вам приходилось врать? Например, когда снимали «Жил певчий дрозд», «Листопад»?

Иоселиани:   В те времена полагалось снимать фильм минимум шесть месяцев. А я его за два сделал. Это Григорий Чухрай подсказал, он тоже у кого-то научился. Я делал массу раскадровок, очень подробных, и поэтому мы снимали очень быстро. Комиссия приезжала на третий, четвертый месяц, я их как-то за нос водил, показывал четвертушку и говорил: «Ну, приезжайте уже, когда все смонтирую». А группа в это время получала зарплату, занималась своими делами, и все было в порядке. Правда, когда комиссия смотрела готовый фильм, то его запрещала. Мне этот метод во Франции помог, где лучше снимать за два месяца. Разные методы. Есть люди, которые снимают без всяких раскадровок. Но во Франции сейчас кино стало очень болтливым – напишут диалогов и тараторят восьмерками. Это, знаете, их любимый прием съемки: с той стороны, потом с другой стороны и снова с этой… Печальное явление. Полная утрата достижений киноязыка, которое нам оставило немое кино.

DE I: Когда это случилось? Как огромная культура воздействия пластическими средствами кино обвалилась?

Иоселиани:   Как только кино стало легким ремеслом. Во-первых: кино стало болтливым, во-вторых: хроменькие кинематографисты придумали себе «костыли» – музыку. Некоторые включат в начале и не выключают, она идет километрами, километрами, километрами. Делать кино звуковым сегодня мало кто умеет и хочет. Сохранять звук самостоятельным компонентом – это серьезная задача. Мне нравятся разного рода шумы: скрипы, грохоты. Музыку я ввожу, когда есть источник: кто-то играет, поет, включает радио в окне. То есть очень конкретно.

Полную версию читайте в журнале DE I/DESILLISIONIST №15

© DE I / DESILLUSIONIST №15.  «НЕТОРОПЛИВЫЙ»

Понравился материал?