журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Wuppertal DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Роксолана Черноба. Слово редактора DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Glitche — глянец наизанку DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Живые пространства DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Антон выходит из леса DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #23 : Dana Gillespie: эксклюзивно
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#23

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
где найти |
 
подписка |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #23: Живые пространства

ЖИВЫЕ  ПРОСТРАНСТВА

НАШ ЭКСПЕРТ — ГЛАВНЫЙ РЕЖИССЕР САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО «ЭТЮД-ТЕАТРА» СЕМЕН СЕРЗИН

В этом году фестиваль «TERRITORIЯ» вновь запускает свой проект «Живые пространства». В самом названии уже заложен протест против косности, своего рода тезис культурного манифеста, если бы таковой существовал: когда в театре появляются сценические традиции, это неизбежно приводит к штампам существования. Актер в таком театре всегда существует одинаково и не видит в этом ничего предосудительного. «Это же наша традиция!» – с гордостью восклицает он, даже не чувствуя подмены понятий.

Суть проекта заключается в следующем: молодые режиссеры, актеры, художники, сценографы представят эскизы своих спектаклей, но не на привычных театральных площадках, а в музеях. Причем именно в актуальной экспозиции. В музее, как известно, передвижение и вынос реликвий категорически запрещен. Поэтому каждая молодая команда изначально поставлена в специфические условия работы.

Главное содержание проекта – это драматургия. Каждая пьеса будет написана под конкретное музейное пространство накануне. Перед драматургом ставится задача сделать связь между текстом и местом действия не просто оправданной, но и нерушимой.

Куратор проекта режиссер Марат Гацалов считает, что в театре невозможен результат, ведь это вид искусства, который не поддается фиксации, это непрекращающийся процесс. «Иными словами, театр – не музей. Нам показалось интересным опробовать это сочетание: как себя проявит живая театральная ткань в таком концентрированном смысловом контексте, как музей. Как она взаимодействует с тем, чем не может являться? Мы ведем поисковую работу на стыке несовместимых вещей. Сталкивая их, мы надеемся обнаружить нечто совершенно новое».

Поговорить об этом проекте DE I пригласил в свою редакцию одного из его участников – молодого питерского режиссера Семена Серзина. Выходец из легендарной аудитории №51, ученик профессора Вениамина Фильштинского, Серзин использует в своих постановках только «этюдный метод».

Его «живым пространством» станет Центральный музей Вооруженных Сил. Вместе с драматургом Полиной Бородиной (студенткой 2-го курса Екатеринбургского театрального института, курс легендарного Николая Коляды) и сценографом Игорем Каневским они поставят там эскиз спектакля под названием «Война. Мир».

В центре спектакля – судьбы наших современников, прошедших боевые действия. Как они живут после этих испытаний? Какими глазами смотрят они на нас? Что чувствуют? Могут ли говорить об этом?

В основе драматургии – подлинные истории ветеранов афганской и чеченских кампаний.
Почему этюдный метод?

«Потому что я ненавижу, когда артист ждет, куда велит встать ему режиссер, в какую кулису уйти, – говорит Серзин. – В такого рода театре никаких открытий нет. Артист в нем просто инструмент. Или пластилин. А мне нужен артист-автор. Все остальные техники сводят на нет саму суть актерской профессии. Театр художника и режиссера, где артист служит приложением к их замыслу – это не мое.

Я очень хорошо понимаю, что этот метод можно применить не везде и не всегда. Он рассчитан только на актеров с потенциалом. И в единую команду таких актеров собрать очень трудно – обычно уже ко второму курсу студент театрального института скован кондовыми рамками, не имеющими никакого отношения к современной жизни. Мне, конечно, повезло, что наш курс не распался, а превратился в театр с таким говорящим названием – «Этюд-театр». И в этом огромная заслуга нашего художественного «родителя», как мы любовно его называем, – Вениамина Михайловича Фильштинского».

© DE I / DESILLUSIONIST №23.  «ЖИВЫЕ ПРОСТРАНСТВА»

Понравился материал?